Каждая политсила паразитирует на своем мифе

Юлия Тимошенко перед какими то выборами посоветовала электорату «голосовать сердцем». Эту фразу можно считать квинтэссенцией взглядов отечественных политиков на отечественную, собственно, политику: иррациональную, с целой кучей обязательных атрибутов и ритуалов. «Голосовать сердцем» – это исключить из своего выбора любые рациональные мотивы. Поддаваться эмоциям, впасть в нирвану чувств, отдаться на растерзание минутных слабостей, реагировать на внешность, слова, НЛП-штучки, страждущую мимику, поедание земли, на созданные мифы и разные глупости.

Этим своим высказыванием ЮВТ попала в яблочко, потому что очень хорошо знает избирателя. Украинцы что-превращают в веру, в что-то сакральное, за что можно страдать и отдать какую-то жертву, чтобы потом самому изображать жертву. Поэтому и воспринимают политику как веру, а политиков, соответственно, как божеств, которым готовы поклоняться, зачаровавшись, носит на руках, пока не придет разочарование, чтобы выносить их на вилах.

Вокруг понимания этого иррационального феномена восприятия политики как веры, спин-доктора и другие политтехнологи выстраивают стратегии кампаний, вверенных им партий.

Любая вера строится вокруг какого-то божества (а иногда целого пантеона) и мифологии. Отечественные политические силы это прекрасно понимают, поэтому каждая позаботилась о свой миф, на котором успешно паразитирует или которым пользуется при первой попавшейся возможности. Они не придумывают ничего нового, используя старые как мир сюжеты, достаточно лишь открыть первую попавшуюся сборник мифов древней Греции или любой другой страны, если полет фантазии позволяет.

Можем выделить два основных типа мифов, которыми пользуются политсилы: базовые, которые объясняют сложный мир партии, ее происхождение, ценности и программные принципы; и второстепенные, или изменчивые – те, что придумываются под каждую конкретную избирательную кампанию и зависят от трендов и обстоятельств в данный момент.

На парламентских выборах 2014 года Народный Фронт пользовался мифом о Арсения Яценюка-камикадзе, что готов во второй раз пожертвовать своим рейтингом ради реформирования страны. Ради получения цели партия оперлась на второстепенную легенду. Следствием этого стало быстрое развенчание мифа, поэтому теперь премьер и его команда вынуждены искать поддержки у президентской силы. Этого могло бы не случиться, если бы НФ не пренебрегла созиданием базового мифа.

Блок Петра Порошенко паразитирует на темах «соборности» и мира, поэтому вынужден их постоянно подпитывать, чтобы не отправиться вслед за Народным Фронтом.

Отдельного внимания заслуживает сам президент. Глава государства пытается играть ту же роль, что и его предшественники, пользуясь мифом о пребывании «над процессом», пытаясь избежать ответственности и рейтинговых потерь от промахов правительства и коалиции в парламенте. Этой легенде особенно активно в свое время пользовался Виктор Янукович.

Свобода традиционно паразитирует на лозунге «единая сила украинцев» и базовых маркерах типа «язык» и «нация». На последних выборах эта партия удачно использовала тренд «наших бьют», который помог им вернуть потерянные проценты и заново навернуть верных, что засматривались в сторону Правого Сектора и других радикалов.

Наш край, Возрождение и другие обломки Партии регионов, которые тяготеют к власти, со всех сил создают легенды об «успешных хозяйственников», для которых важны люди, а не политика. Пытаются показаться себя гераклом, что чистят Авгиевы конюшни, хотя и действительно трудно оспорить то, что они влезли в дерьмо по колено.

Оппозиционный блок строит свою мифологию вокруг оппонирования действующей власти. Что-то в стиле «Баба Яга против». А также надеется вернуться во власть, как Одиссей в Итаку, создавая лозунги «а при нас было лучше» или паразитируя еще на советских мифах.

УКРОП использует образ «крепости в осаде, которой удалось выстоять», а также успешно оседлал легенду о «жертвах режима».

Самопомощь паразитирует на мифе Львова.

Украинская Галицкая Партия, соответственно, использует миф Галичины.

Народный Контроль паразитирует на журналистском проекте Дмитрия Добродомова, будто нынешний нардеп не выстраивал свою карьеру для того, чтобы как можно быстрее попасть во власть.

Гражданская позиция и ее лидер пользуются одним из наименее понятных и наименее практических мифов о «первого непроходного».

Демократический Альянс пользуется майданивским бекґраундом и теогонией о Прометее, который несет свет знаний своему избирателю. Попытка создания мифа о «грозе авторитетов Гацько» оказалась провальной, зато смешной, вполне в стиле волка из «Капитошки»: «чтобы все боялись, чтоб не насмехались».

Провал Радикальной партии Олега Ляшко можно объяснить увеличением конкуренции в тех нишах мифов, которыми эта политсила пользуется. Теперь не только ее лидер паразитирует на образах «своего в доску» и «парня из народа». Сергей Каплин под эту тему целую Партию простых людей создал. О радикальности и речи не может быть – не только через появление Партии решительных граждан Борислава Березы, а и потому, что на этом поле уже давно играют ультраправые Свобода и Правый Сектор, а также посягает УКРОП.

Что же касается заботы о «маленьком украинце», то тему «защиты страждущих» давно за собой застолбил Юлия Тимошенко со своей Родиной. Она настолько виртуозно паразитирует на этой теме, благодаря ей приводит в действие переключатель, который выключает в мозг электората и заставляет «слушаться сердца». Этим умением и объясняется легкость, с которой ЮВТ вернула себе потерянные проценты рейтинга.

Если партия самостоятельно не формулирует и публично не артикулируется собственную мифологию, люди сами восполняют этот пробел и белые пятна в тех местах, интерпретируя услышанные посылы и экстраполируя их на собственную картину мира. Этим можно объяснить и существование мифов о «либеральности» Взаимопомощи и о «толерантность» Свободы, а также их дальнейшее развенчивание.

Большинство отечественных политических сил есть лидерского типа, то есть электорат должен был бы исповедовать четкий и безоговорочный монотеизм, однако традиционное украинское двоеверие позволяет избирателю самостоятельно формировать собственный пантеон с мелкими идолами и кумирами, а также голосовать «по велению сердца». Часто за кандидатов из партий, которой больше всего не терпят друг друга.

Среди самых активных адептов политсил существует святая вера, что все остальные – тоже исключительно сторонники какой-либо веры, так же молятся на какого избранника. По-другому и быть не может. Поэтому наезд на их божество автоматически расценивается как посягательство на святое, как попытка замахнуться на какую-то реликвию или как богохульство.

При этом всем в нашей стране – один из самых низких процентов доверия к государственным институтам и еще меньший уровень доверия к политикам и политсилам. Правда, когда новая партия или лидер только приходит к власти – его показатели достигают заоблачных высот. После того, украинцы так же быстро разочаровываются, как заколдовались.

Чтобы избавиться от всех этих несуразиц, нужно выводить украинскую политику из сферы эмоционального в прагматичную рациональную плоскость, чтобы избиратель голосовал не сердцем, а умом.

В конце концов, вопрос веры не так уж и сложно перенести в рациональное поле благодаря аналогу, который в нем действует: доверии. Все имеет свою цену. Поэтому, когда политик злоупотребляет доверием или не оправдывает ее, избиратель должен его за это наказать, требуя сложить мандат, подать в отставку, принять к нему санкций не отдавая ему больше на выборах свой голос. Доверие нужно заслужить, завоевать и удержать, зато вера в отечественных реалиях в основном оказывается полностью слепой.

И такие соответствия существуют относительно других тем: вместо пантеона божков – открытые списки праймериз и, вместо обожения – здоровая критика и контроль. Политик – не помазанник Божий, а избранник, что отчитывается перед избирателями, вместо директив, спущенных сверху – обсуждение (экспертное, общественное, в конце концов референдум), вместо пассеизма – визия будущего, quo licet Jovi, non licet bovi, а все равны перед законом и т.д.

Это в соседской России церковь и государство так прочно слились в пристрастным экстазе, что большинство населения до сих пор воспринимает власть как Божий дар. А нам совсем не по дороге. Нам нужно переходить на рациональные рельсы, как это давно сделали страны ЕС, к которому мы так рьяно стремимся. Так оно рано или поздно и будет, а пока нам остается в это только верить.

(Просмотров всего 4), (Просмотров сегодня 1)