Построить массовую партию на основе общности интересов стало слишком сложно

Почти 80% украинцев не доверяют политическим партиям. Такие данные недавно обнародовал Фонд «Демократические инициативы». По информации социологов, лишь 15% украинцев считают, что деятельность отечественных партий соответствует демократическим стандартам. Большинство опрошенных убеждена: партии защищают прежде всего интересы финансово-промышленных групп и не имеют реальной связи с гражданами.

Казалось бы, после Майдана граждане должны активнее заняться политикой. Однако количество партийных украинцев остается стабильно низкой – в ноябре 2015-го членами тех или иных партий были лишь 3,5% украинцев. И это при том, что в Украине, в отличие от России или Белоруссии, идет реальная политическая борьба, а выборы не превратились в ритуал. Откуда же у нас такая антипатия к партиям?

Просроченный инструмент демократии

По своей сути политическая партия является объединением граждан ради защиты групповых интересов через представительство в органах власти, в частности в парламенте. Это, в свою очередь, достигается через участие в политической борьбе и победу на выборах. Итак, политическая партия – это один из основных институтов демократического государства, который обеспечивает не только сменяемость власти, но и достижение какого-либо общественного консенсуса.

В советское время украинцы были вынуждены жить в условиях принудительной однопартийности, причем КПСС была партией лишь по форме, а по сути – неким номенклатурным орденом. Однако после распада СССР возрождение подлинной партийности также не произошло. Если в России и Белоруссии быстро воцарился авторитаризм, то Украина погрязла в мешанине политических проектов, которые множатся со скоростью мух и так же быстро погибают.

Общеизвестным объяснением является посттоталитарный синдром, будто граждане способны самоорганизовываться через надежду на «сильную руку» и паралич инициативы. Отчасти это соответствует действительности, причем украинцы отягощены еще и синдромом хронической безгосударственности. Конечно, и от господина можно чему-то научиться. Но и здесь нам не повезло – большинство украинцев были узниками отсталого российского самодержавия.

Впрочем, главная проблема украинских партий заключается в другом. Золотая эпоха политических партий пришлась на ХиХ-ХХ века, когда индустриальное производство и капитализм разделяли общества на крупные слои. Объединяться было легко, поскольку миллионы людей имели подобное социально-экономическое положение, а следовательно, и политические интересы. Потенциал объединения был настолько большим, что в Европе начали грезить даже международным классовым объединением.

Но пока над нами ставили социалистические эксперименты, времена изменились. Производство и экономические связи стали глобализироваться, а общества – дифференцироваться. Большие классы стали распадаться на группы с меняющимися и противоречивыми интересами. Рынок труда стал почти непредсказуемым, а вместе с ним – положение общественных слоев. На смену пролетариата и буржуазии приходит прекариат – люди неопределенного рода занятости и неопределенного социального положения.

Короче говоря, пока мы дождались независимости, эпоха массовых партий почти совсем отошла в прошлое. Конечно, люди продолжают объединяться – новые движения, партии и организации возникают чуть ли не ежедневно. Однако все они обречены на электоральный неуспех, если не прибегают к расфокусированных популизма, обращенного сразу ко всем и ни к кому. Также мобилизующий потенциал имеют этнонациональные или геополитические слоганы, но их обычно мало.

Итак, построить массовую партию на основе общности интересов стало слишком сложно. Единомышленников найти можно, но не так много, чтобы выигрывать выборы. Даже протесты уже не объединяют: чернобыльцы не бастуют вместе с шахтерами, студенты держатся в стороне пенсионеров и тому подобное. Если раньше партийные лидеры апеллировали к конкретных социальных групп, то теперь они всячески избегают конкретики, поскольку достаточно большие аудитории теперь могут собирать только популисты.

Партийные опоры власти

Но, потеряв первоначальный социальный смысл, партийная форма не осталась пустой. Если общество способно строить партии снизу, то их будут строить сверху представители правящей элиты. Во-первых, партии остаются важным инструментом избирательной борьбы. Если узурпировать власть никому не удается, конкурирующим кланам приходится полагаться на выборы, а без партий здесь не обойтись.

Во-вторых, кроме электоральных манипуляций, партии полезны для укрепления вертикали власти. Лучше всего это видно во время местных выборов. Если внимательно присмотреться к ситуации на местах, можно заметить, что партии борются за поддержку местных влиятельных людей – предпринимателей, лидеров общественного мнения, влиятельных чиновников. Они также ищут политической «крыши», который помог бы им сохранить или улучшить свое положение в конкретном регионе.

Так вырастает вертикаль власти, основанная на консенсусе между местными князьками и теми, кто в этот момент занимает высокие кабинеты в столице. Партии выступают не только каналом общения и координации действий, но и механизмом поддержания политической лояльности. В этом смысле и СДПУ(о) и Партия регионов, и другие партии последуют примеру КПСС, в которой упомянутые функции были доведены до наивысшей степени эффективности.

За редкими исключениями, каждая украинская партия – это актуальная или потенциальная «партия власти», то есть партия, принадлежность к которой открывает доступ к власти и к системе вассальных отношений с правящей верхушкой. Фактически, речь идет о самоорганизации элиты, что происходит сверху, а не самоорганизацию граждан, которая должна бы происходить снизу. Понятно, что такое перерождение партий – не чисто украинский феномен, однако у нас он определяет содержание политического процесса.

И с этим ничего не поделаешь. Время от времени граждане могут катапультировать во власть своих любимцев – иногда совершенно случайных лиц на образец казака Гаврилюка. Однако насколько им удается сохранять политическую независимость – вопрос дискуссионный. Существуют также случаи, когда общественным активистам удается создавать действенные очаги в теле партий, управляемые олигархами.

Однако будить народ призывами к партстроительству бесполезно. Мы живем в переходные времена, когда старые формы общественной организации отмирают, а новые только зарождаются. Недоверие украинцев к партиям – явление вполне нормальное, поскольку эта форма отмирает. И не так через отечественных популистов и олигархов, как через объективные факторы, связанные с глобальными трансформациями экономики и социума.

(Просмотров всего 15), (Просмотров сегодня 1)